Главная / Вдохновение / Все люди — сестры

Все люди — сестры

Как много нам открытий чудных готовит… интернет! Вот узнала, что существует «феминизм женщин, которые боятся феминизма». Кто не в курсе, это феминизм «простых российских женщин». Автор статьи, на которую я наткнулась, рисует тяжелую русскую женскую долю некрасовскими лапидарными мазками. Только в статье фигурируют не горящие избы, а кассы магазинов. Да, «именно там вы обнаружите российскую (и не только) женщину: за кассой магазина или в ларьке, со шваброй и ведром, на низших чиновных должностях, где тебя ненавидят так, словно ты и есть власть, а получаешь ты столько, словно ты народ». И какая-то доля правды в этом, безусловно, есть. Хотя я бы не сказала, что современные русские женщины попадаются только в этих слоях общества. Они везде! (с) И не боятся они почти ничего. Скорее, не все понимают, за что феминистки борются, а потому и не поддерживают лозунги.

Для женщин старшего поколения феминизм — это некая архаика. В советской школе учили, что бедные западные женщины вынуждены бороться за то, что нам давно и прочно гарантировала Конституция. В советском сознании эта борьба имела смысл в виде «освобожденной женщины Востока». Сегодня нам предлагают модель «освобожденная женщина Запада». И бывшей советской школьнице  этого уже не понять. В сознании «простой российской женщины» это отпечатывается совершенно четко: «С жиру бесятся!». Зато новое поколение видит в этом движении не только эпатаж и возможность самовыражения, но и попытку самоидентификации.

Внутри самого феминизма существует такое множество течений, что можно только удивляться разнообразию. Феминизм равенства и феминизм различия. Радикальный и умеренный. Первый доходит до ненависти к мужчинам, о чем открыто говорит. Второй — вполне полезная штука, на мой взгляд. В этом смысле все мы немного феминистки, или «все люди – сестры», как гласит известный лозунг. И русские женщины ничуть не меньшие феминистки, чем любые другие. Я это готова доказать.

Цветы – клумбам, права – женщинам

Чего хочет женщина? Такой вопрос я задала своим подругам и знакомым в соцсетях и получила неожиданно бурный отклик. Женщины очень хотят, чтобы те права, что закреплены за ними в Конституции, просто соблюдались.

Пределом мечтаний большинства работающих женщин оказывается возможность (не на словах, а на деле) получать работу наравне с мужчинами, независимо от пола. Положение дел сегодня таково, что вас могут не принять под любым предлогом (пока молодая — «у вас нет детей, вы или беременная, или залетите в ближайшее время, свободна!», когда ребенок есть — «вы сейчас второго захотите, свободна», несколько детей — «вы с больничного не будете вылезать, свободна», когда дети подросли — «вы старая, опыта нет, здесь досиживать до пенсии вы не будете, свободна!») и уволить, если вы пару раз возьмете-таки больничный по уходу за ребенком.

Миф о равной зарплате тоже легко развеивается: «Даже если в женской профессии появляется мужчина, ему платят больше. Речь идет о коммерческом секторе, хотя и в госструктурах, как я слышала неоднократно, мужчин активнее продвигают по карьерной лестнице, а дамам говорят: ну, у тебя муж есть, он зарабатывает. Или наоборот: тебе детей не кормить». Такое явление называется «стеклянный потолок»: вроде бы все прозрачно, а пройти сквозь него вверх не получится.

Многие хотят «чтобы женщину не гнобили за то, что она хочет заниматься карьерой, чтобы ситуация, когда мама работает, а папа берет отпуск по уходу за ребенком, воспринималась как нормальная».

Не так давно по сети «гулял» ролик с выступлением Энн Хэтэуэй, которая призывала обратить внимание на то, что в современном обществе отцы практически не занимаются детьми, а это морально и эмоционально обедняет всех членов семьи. И с этим не спорит никто. Но современное положение мужчин в обществе таково, что они вынуждены отдавать время не семье, а работе, вопреки своим желаниям.

Женщины тоже люди 

Женщина же, наоборот, испытывает давление всего общества (и даже государственных институтов), которые заставляют ее замкнуться на семье после рождения ребенка. И если с одним-двумя детьми этот период быстро проходит, то многодетность почти не оставляет шансов заниматься любимым делом, если только это дело — не уход за детьми и их воспитание. Но даже тем, кто считает своим высшим предназначением исконно женские занятия, никто не гарантирует отсутствие усталости, депрессии и прочих «прелестей» послеродового периода. Я уж не говорю о бременах, лежащих на плечах многодетной мамы. Нести эту ношу в одиночку не только неразумно, но и порой вредно. Поэтому жены с радостью принимают помощь от своих мужей и мечтают о времени, когда в детских садах и школах появится больше мужчин, чтобы устранить перевес «женского» воспитания (который, кстати говоря, возник именно в результате победы феминизма как следствие допуска женщин к образованию и преподаванию).

Кстати, многие женщины, посвятившие себя детям, предлагают, чтобы материнство считалось профессией, и им официально платили зарплату наравне с другими работающими женщинами за их нелегкий труд. «И никто не считал домохозяйку тунеядкой!».

Многих женщин возмущает обращение к ним в стиле «бабы-дуры», и они хотят уважительного к себе отношения, без пошлых и неприятных шуточек со стороны коллег и знакомых. «Могу сказать, что на работе я нередко сталкиваюсь с ситуациями, когда мужчины воспринимают своих коллег-женщин как «недомужчин», когда мужчины считают, что любой мужчина умнее любой женщины. Еще достаточно мужских стереотипов, с которыми женщины имеют дело в процессе работы. Например, совсем недавно один коллега высказался, что была бы его воля, он бы запретил женщинам получать высшее образование: пусть заканчивают, мол, курсы домоводства и занимаются домом, семьей».

«Да чтобы элементарно не было слышно от каждого мужчины-автомобилиста про неумелого и неопытного водителя: «Ох, женщина за рулем».

И такое уничижительное, презрительное и нетерпимое отношение к женскому полу исходит порою со стороны самих женщин, поэтому «надо бороться с мизогинией, в том числе — мизогинией женской, с насилием и дискриминацией в отношении женщин».

Но больше всего женщины озабочены своей безопасностью. Они могут быть спокойны, только «когда женщины не будут жертвами домашнего и сексуального насилия. Когда я смогу спокойно отпускать на улицу свою дочь-подростка, не боясь, что подойдет какой-нибудь урод и распустит руки — просто на основании того, что она женщина и слабее его».

Я личность, а не украшение

Сексуальное насилие — это, пожалуй, самая острая тема дискуссий сегодня. Но вспомним о том, что прекрасная по своей сути мысль о недопустимости сексуального рабства женщины, с одной стороны, вылилась в борьбу с проституцией и педофилией, а с другой — породила такое явление, как сексуальная революция. Так получилось, что раскрепощение женщины нивелировало морально-религиозные нормы о целомудрии и запрете секса вне брака. И, увы, насилие не остановило.

Помните мощнейший флешмоб «Я_не боюсь_сказать», прозвучавший словно гром среди ясного неба? Кто бы мог подумать, что такое множество наших подруг и знакомых подвергалось скрытому и явному насилию в той или иной форме? И чтобы сделать такое глубоко личное признание, каждой участнице нужно было совершить воистину героическое внутреннее усилие. Они его совершили. Но пока не все и не всегда получили сочувствие и понимание даже от своих «соплеменниц».

Мы не привыкли к откровениям. Нам кажется, что если мы чего-то не видим или не знаем, то этого и нет на самом деле. Хорошо уже то, что сегодня об этом заговорили вслух. Буквально на моих глазах в течение сорока лет советское (во многом зашоренное) общество успешно впитало доселе неведомые понятия.

Сегодня, например, возможен такой сюжет. Ученицу 11-го класса за победу на олимпиаде по физике наградили набором косметики и назвали «мечтой всех здешних мальчиков». А она отказалась от подарка и заявила, что больше выступать за школу не будет, так как педагог оскорбила девочку своими сексистскими высказываниями.

И не дай Бог вы скажете малышке в песочнице: «Девочки не дерутся!», или сделаете замечание на улице: «Ты же девочка!». Сегодня возмущения не избежать.

Многие женщины считают, что корень многих бед — в сексистской рекламе. Стоит ее убрать, а заодно и сексистские нотки из ТВ, СМИ и интернета, как наступит, наконец, всеобщее счастье и благоденствие.

Равные, но разные

А правда, как всегда, лежит где-то посередине. И произносить эти очевидные истины кажется даже как-то неудобно. Я говорю о возможности оставаться женщиной при равных правах с мужчиной, когда мы можем выбирать то, что нам действительно хочется, к чему мы искренне стремимся, и делать это не за счет мужчин и не назло или вопреки им, а потому что такова наша внутренняя потребность. И вовсе не из-за того, что мы боимся феминизма.

Одной женщине хочется быть матерью и домохозяйкой, другой — успешной бизнес-леди или политиком, третьей необходимо творить, а четвертая выбирает местом работы кафе или кассу магазина. Все возможно сейчас, только захоти. И хотя радикальные феминистки до сих пор борются за допуск ко всем без исключения профессиям, мы знаем, что уже сегодня есть и женщины-пилоты, и женщины – капитаны дальнего плавания. Мне кажется, для этого нам не нужны ни женские тренинги, ни феминистские демонстрации. Я спросила старшую дочь, как она относится к акциям с обнаженной женской грудью на публике. Она пожала плечами: «Ну, хочется им, пусть обнажаются». Кто-то считает, что только такими методами можно чего-то добиться, кто-то говорит, что все это пройдет со временем. А «если русскому языку будут нужны феминитивы — они войдут в язык и станут языковой нормой вне зависимости от чьих бы то ни было взглядов».

Многое в нас закреплено привычкой и воспитанием. Поэтому я немножко завидую своим детям. Они уже сейчас смотрят на мир гораздо шире, чем я в их возрасте, а потому могут оценить всю картину целиком и по достоинству. Вообще время — это прекрасный и сильный инструмент изменения общества.

Помню, старшая дочка не любила играть в куклы — вообще не понимала, что в этом интересного. Она была предводительницей шайки трех разбойников, состоявшей из младших братьев. Бои на деревянных мечах, сделанных собственными девичьими руками, шумные игры в «Битву Пяти Воинств» — вот ее любимые развлечения. Средняя дочь терпеть не может юбки — надевает исключительно в храм. При этом стягивает с себя джинсы, как будто вместе с кожей, — на лице ужас и негодование. И никаких поцелуйчиков и прочих обнимашек. Суровая девица 12 лет. Зато младшая — прямо девочка-девочка. Ласковая и любвеобильная. Намедни, одеваясь в школу перед зеркалом, безапелляционно заявила: «Не буду этот сарафан носить. Он меня полнит!». И решительно надела юбку. Статус обязывает. Соседские мальчишки регулярно соревнуются за ее благосклонность.

Но это ровно ничего не значит. Феминность — это все-таки не куклы и бантики. Не юбочки-платочки, как говорил Незнайка. Женственность невозможно воспитать или привить. Во всяком случае, мне это не удается. Как-то оно само собой выправляется. Вот и старшая сейчас — любит модные штучки, завела «свою» маникюршу и косметолога. Все, как у людей. Поэтому я за то, чтобы ребенок — мальчик или девочка, неважно — развивался свободно. Мне даже кажется, что чем больше запрещаешь или навязываешь современным детям, тем больше они сопротивляются, тем вернее идут наперекор.

И я лично не вижу ничего страшного в том, что дети с рождения будут знать, что мальчики и девочки отличаются друг от друга. Нет в этом ничего обидного или неправильного, ничего противного природе. Но при этом важно говорить детям и другое: наши различия не дают права одному унижать или обижать другого. Мы созданы такими, чтобы  дополнять друг друга — почему бы нет? Мне кажется, что идеи сепарации, разобщения полов ведут к разрушению семьи, а значит, и к разрушению гармонии в мире. Христиане говорят о том, что именно гармонии хотел Бог, создавая Еву для Адама. Гармонии и любви, а не гендерной борьбы до победного конца.

Источник

Поделиться в социальных сетях

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*