Главная / Отношения / Вы стали свидетелем родительского насилия. Что делать?

Вы стали свидетелем родительского насилия. Что делать?

Мало кто способен спокойно пройти мимо, если на улице на девушку нападает парень или у бабушки отнимают кошелек. Но в ситуации, когда мама кричит или шлепает своего ребенка, все сложнее. Имеем ли мы – случайные прохожие – право вмешиваться в чужие семейные дела? Можем ли помочь в такой ситуации?

Давайте разберемся, почему так много эмоций и размышлений вызывают подобные сцены у случайных свидетелей. А также подумаем, какое вмешательство и в каких ситуациях допустимо и полезно.

Дела семейные

Все, что происходит между детьми и родителями дома, – это их дело. До тех пор, пока не появятся тревожные сигналы – странное состояние и поведение ребенка, жалобы от него, многочисленные синяки, крики или истошный плач за стеной. И даже тогда следует тщательно разобраться, прежде чем звонить в опеку, например.

Но если скандал происходит на улице, то его невольными участниками становятся и все случайные прохожие. Некоторые из них с детьми, чувствительными к подобным сценам. И тогда получается, что общество имеет право вмешаться – и часто не только для защиты ребенка из скандальной сцены, но и для заботы о себе и о своих детях, которым даже наблюдение сцен насилия вообще-то не полезно.

Главный вопрос в том, каким должно быть это вмешательство, чтобы оно помогло, а не навредило.

Почему сцены со шлепками и криками ранят случайных прохожих

У каждого человека есть эмпатия – способность почувствовать эмоции и боль другого. Боль детей мы чувствуем очень остро, и, если вдруг какого-то ребенка обижают, хочется громко заявить: «Остановите это немедленно!»

Интересно, что в ситуации с собственным ребенком бывает так, что мы не слышим его эмоций, ведь есть еще и наши – родительские чувства, которые могут звучать для нас громче. Вот и в случае, когда родитель на улице разъяренно что-то «вдалбливает» своему ребенку, родитель слышит свои эмоции гораздо громче детских. Со стороны это сцена насилия над ребенком, ужасная самим фактом, а наблюдать и слышать такое еще ужаснее.

Cитуация схожа с крушением самолета, и в ней нужно, чтобы родитель сначала надел кислородную маску себе, а потом ребенку

Но если посмотреть изнутри – это экстренная ситуация, в которой помощь нужна обоим – и родителю, и ребенку. Ребенок, провинился он или нет, в любом случае не заслуживает жестокого обращения.

А родитель дошел до точки кипения и своими действиями наносит вред ребенку, урон отношениям и добавляет чувство вины сам себе. Но он не на пустом месте делает такие ужасные вещи. Возможно, это чрезмерно уставшая мама или выросший в детдоме папа, и у них такие паттерны поведения в стрессе. Это никого не оправдывает, но позволяет посмотреть на происходящее немного со стороны.

И получается, что ситуация схожа с крушением самолета и в ней нужно, чтобы родитель сначала надел кислородную маску себе, а потом – ребенку.

Конечно, все это касается тех проявлений насилия, где нет прямой угрозы чьей-то жизни. Если вы стали свидетелем сцены с откровенным избиением – это уже рухнувший самолет, никакие кислородные маски не помогут – скорее зовите на помощь кого только сможете или вмешивайтесь сами.

Шлепать детей нельзя!

Да, шлепки – тоже насилие, и первое, что хочется сделать, – немедленно его остановить. Но что стоит за таким намерением? Осуждение, гнев, непринятие. И все эти чувства вполне понятны, ведь детей очень жалко.

И кажется, что можно подобрать правильные слова, которые, как «волшебный ключик», откроют выход из цикла насилия.

Но если посторонний подойдет к разъяренному отцу